Рефераты, курсовые. Учебные работы для всех учащихся.

Современные проблемы климата земли

Современные проблемы климата земли

Колебания климата и его природная изменчивость всегда оказывали существенное влияние на развитее жизни на Земле, а в последние тысячелетия и на развитие цивилизации. Во второй половине XX века стало очевидно, что в за счёт антропогенного и естественного воздействий общая климатическая ситуация изменяется гораздо быстрее, чем в прежние времена. Это обстоятельство заставило многих учёных всего мира направить усилия на исследование природы климатических изменений и их воздействия на биосферу и общество.

Рассматривая проблемы глобального изменения климата, истощения озонового слоя в атмосфере Земли, предлагаемые меры по сокращению эмиссии парниковых и озоноразрушающих газов, следует проанализировать возможное соотношение естественных и искусственных причин тревожащих человечество отклонений от признаваемого им оптимума состояния окружающей среды, а также наметить основные пути выхода из климатического кризиса. 1. История развития климата Земли.

Развитие микроорганизмов, похожих на современные сине-зеленые водоросли, и было началом конца восстановительной атмосферы, а вместе с ней и первичной климатической системы. Этот этап эволюции начинается около 3 млрд. лет назад, а возможно и раньше, что подтверждает возраст отложений строматолитов, являющихся продуктом жизнедеятельности первичных одноклеточных водорослей.

Находки их в Южной Африке датируются 2,7–2,9 млрд. лет назад.

Заметные количества свободного кислорода появляются около 2,2 млрд. лет назад – атмосфера становится окислительной. Об этом свидетельствуют геологические вехи: появление сульфатных осадков – гипсов, и в особенности развитие так называемых красноцветов – пород, образовавшихся из древних поверхностных отложений, содержавших железо, которые разлагались под воздействием физико-химических процессов, выветривания.

Красноцветы отмечают начало кислородного выветривания горных пород. О.Г. Сорохтин в последнее время выдвинул новую гипотезу, согласно которой в результате непрерывно идущего процесса формирования ядра Земли из зоны его формирования выделяется избыток кислорода, “просачивающегося” к поверхности планеты и участвующего в формировании атмосферы. По О.Г. Сорохтину, именно таким путем атмосфера стала окислительной, а возможно даже, что она с самого начала имела некоторое количество кислорода.

Предполагается, что около 1,5 млрд. лет назад содержание кислорода в атмосфере достигло “точки Пастера”, т.е. 1 / 100 части современного. Точка Пастера означала появление аэробных организмов, перешедших к окислению при дыхании с высвобождением при этом значительно большей энергии, чем при анаэробном брожении.

Опасное ультрафиолетовое излучение уже не проникало в воду глубже 1 метра , так как в кислородной атмосфере возник пока еще очень тонкий озоновый слой. 1 / 10 части современного содержания кислорода атмосфера достигла более 600 млн. лет назад.

Озоновый экран стал более мощным, и организмы распространились во всей толще океана, что привело к настоящему взрыву жизни. А вскоре, когда на сушу вышли первые самые примитивные растения, уровень содержания кислорода в атмосфере быстро достиг современного и даже превзошел его.

Предполагается, что после этого “всплеска” содержания кислорода продолжались его затухающие колебания, которые, возможно, имеют место и в наше время. Так как фотосинтетический кислород тесно связан с потреблением углекислого газа организмами, то и содержание последнего в атмосфере испытывало колебания.

Вместе с изменениями атмосферы другие черты стал приобретать и океан.

Аммиак, содержавшийся в воде, был окислен, изменились формы миграции железа, сера была окислена в окись серы. Вода из хлоридно-сульфидной стала хлоридно-карбонатно-сульфатной. В морской воде оказалось растворенным огромное количество кислорода, почти в 1000 раз больше, чем в атмосфере.

Появились новые растворенные соли. Масса океана продолжала расти, но теперь медленнее, чем на первых этапах, что привело к затоплению срединно-океанических хребтов, которые были открыты океанологами только во второй половине нашего века. В следующих геологических эпохах наблюдалось значительное изменение климата Земли.

Например, в триасовом периоде мезозойской эры климат был резкий и сухой, но достаточно теплый, в результате чего большое развитие получили пустыни. В дальнейшем, вовремя юрского и мелового периода климат значительно потеплел, увлажнился и стал более ровным.

Ледники практически исчезли, тропические леса покрывали многочисленные пространства на континентах.

Климат в начале третичного периода кайнозоя был ровный, теплый и влажный.

Пальмы и древовидные папоротники в большом количестве росли на всех северных материках.

Вечнозеленые субтропические деревья составляли главную массу палеоценовых лесов.

Значительно реже встречались предки наших деревьев с опадающей листвой.

Климат в эоценовой эпохе третичного периода был теплый . Вееролистные и финиковые пальмы по-прежнему широко росли по северным материкам, которые были покрыты вечнозелеными лесами. В олигоцене климатические условия оставались умеренным и влажным, но по сравнению с климатом эоцена приобрёли более сухие и прохладные черты.

Пальмы росли на северных материках не так обильно, но по-прежнему здесь еще господствовали вечнозеленые леса. Среди них стало больше хвойных и лиственных деревьев, периодически сбрасывающих листву. В конце третичного периода климат становился все более холодным. В миоценовое время в Европе уже исчезли пальмы. Их сменили хвойные и лиственные деревья с опадающей листвой. В связи с похолоданием климата в миоценовую эпоху усиленно развивались травянистые растения и степи получили весьма широкое распространение.

Четвертичный, или антропогеновый, период – последний и самый короткий период в истории Земли – начался лишь около 1,65 млн. лет назад.

Геологи подразделяют четвертичную систему на два отдела: плейстоцен и голоцен, последний охватывает последние 10 тыс. лет и поэтому нередко называется современным временем. В течении непродолжительного четвертичного периода не было значительных перемещений континентов.

Однако изменения климата были огромными. От предыдущих геологических эпох антропоген отличается сильным похолоданием климата, наложившим свой отпечаток как на рельеф местности, так и на биологические формы.

Процесс похолодания, начавшийся еще в конце третичного периода, продолжался в антропогене с повышенной интенсивностью, достигнув здесь своего максимума. По мере понижения температуры на возвышенных местах образовывались снежники и ледники, не успевавшие растаять летом. Под собственной тяжестью они сползали с гор в долины, и со временем обширные зоны северного и южного полушария оказались подо льдом.

Ледники поползли с севера на юг, покрыв льдами Канаду, северную половину Европы и большую часть Северной Азии. В некоторые моменты ледяная кора покрывала свыше 45 млн. квадратных километров, что составляло до 26% всей суши, в то время как площадь современного оледенения равна около 16 млн. км 2 , или 11% суши. В Европе оледенение доходило до Южной Англии, Голландии, Гарца и Карпат, в Средней России до долин Дона и Днепра (44 сев. широты). В Северной Америке ледяные поля простирались до 40 северной широты, где ныне находятся города Сент-Луис и Филадельфия. Хотя четвертичный период в целом и был более холодным, чем предшествующие геологические эпохи, тем не менее и в нем периоды оледенения чередовались с межледниковыми периодами, когда льды отступали и на земле временно воцарялся умеренный климат. За последний миллион лет было не менее шести ледниковых и межледниковых периодов.

Похолодание привело к образованию четко обособленных климатических зон, или поясов (арктического, умеренного и тропического), проходящих через все континенты.

Границы отдельных зон были подвижными и зависели от продвижения к югу или отступления ледников, поэтому территория современного умеренного пояса не раз на время становилась Арктикой. С четвертичным периодом связаны четыре больших оледенения. Им дали следующие названия: гюнцское, миндельское, рисское и вюрмское.

Продолжительность ледникового периода, по современным данным, составляет около 200 тыс. лет, а послеледникового – 20 тыс. лет.

Современный человек появился в эпоху оледенения. 25 тыс. лет назад начинается последнее разрастание ледниковых покровов.

Своего максимума в северном полушарии они достигли 18 тыс. лет назад.

Кульминация оледенения продолжалась недолго, уже 16 тыс. лет назад началась его общая деградация, а 5 тыс. лет спустя объем льда сократился вдвое. В это время наступило небольшое похолодание, которое приостановило разрушение ледниковых покровов, но уже 8 тыс. лет назад Скандинавский ледниковый покров исчез полностью. В Северной Америке последние следы некогда грандиозного Лаврентийского ледникового покрова перестали существовать примерно 6 тыс. лет назад.

Быстрая деградация ледниковых покровов объясняется не только климатическими условиями, но и самим механизмом движения льда, особенностями механики гигантского ледяного тела, находящегося на поверхности Земли в условиях, близких к точке плавления этого материала.

Последний интервал, во время которого мы живем, носит название голоцена. Это отрезок времени с начала нынешнего межледниковья, начавшегося 10 тыс. лет назад и продолжающегося по сей день.

Межледниковье тоже не является застывшим миром, хотя оно и не столь богато событиями, как ледниковый период. В голоцене происходили заметные климатические колебания, которые хорошо прослеживаются как с помощью палеотемпературных, так и других методов реконструкции климата прошлого.

Ранняя часть голоцена характеризовалась потеплением, которое перешло около 8 тыс. лет назад в интервал, известный как “климатический оптимум” и продолжавшийся около 2,5 тыс. лет. В период оптимума средняя температура воздуха была выше современной, отмечена также повышенная увлажненность, в частности в пустынях Сахаре и Раджастане в Индии.

Климатический оптимум 5,5 тыс. лет назад сменился похолоданием, затем наступило новое потепление, кульминация которого пришлась на период около 4 тыс. лет назад.

Следующее за ним новое похолодание совпало с периодом войн за Трою и путешествий Одиссея.

Следует сказать, что климатологи различают геологические, исторические и современные изменения климата. Ранее речь шла о геологических изменениях, которые изучаются только геологическими и геофизическими методами. К историческим относятся изменения климата, происходившие в период развития цивилизации до начала инструментальных наблюдений. При изучении их в дополнение к геологическим и геофизическим методам используются археологические памятники и памятники письменности.

Современные изменения климата относятся только к периоду инструментальных наблюдений. Вслед за первым историческим похолоданием с кульминацией около 3 тыс. лет назад началось новое потепление, продолжавшееся и в первом тысячелетии нашей эры, известное как “малый климатический оптимум”. Этот период можно назвать также периодом забытых географических открытий (норманнских), в отличие от периода Великих географических открытий XV и XVI вв.

Потепление раннего средневековья привело к уменьшению увлажненности в Европе, свидетельства чего найдены в отложениях торфяников в Средней Европе. На Руси до конца Х в. также были благоприятные климатические условия: редко случались неурожаи, не было очень суровых зим и сильных засух.

Вспомним, что именно в это благоприятное время был открыт и интенсивно использовался путь “из варяг в греки”. В первой четверти нашего тысячелетия начинается постепенное похолодание. На Руси начало второго тысячелетия нашей эры ознаменовалось резким ухудшением климатических условий.

Начался период страшных гроз, великих засух, суровых зим. В целом эта ближайшая к нам эпоха похолодания, известная как малый ледниковый период, продолжалась до XIX в. и сменилась новым потеплением.

Геологические и геофизические следы малого ледникового периода, как и письменные источники, говорят о том, что это было явление глобального характера – оно проявлялось в северном полушарии от Западной Европы до Китая, Японии и в Северной Америке. В южном полушарии следы похолодания не столь четки, но они тоже есть. На графике изменения средней температуры воздуха у поверхности Земли для периода голоцена можно видеть, что после климатического оптимума в начале голоцена при всех последующих спадах и подъемах температуры отмечается общая тенденция к похолоданию. В XX веке интенсивными темпами начался рост среднегодовой температуры. С 1901 по 2000 год средняя годовая глобальная температура приземного воздуха возросла на 0,6 ± 0,2°С, однако во времени этот процесс протекал неравномерно.

Специалисты выделяют три периода аномальных изменений температуры: потепление 1910—1945 годов, небольшое относительное похолодание 1946—1975 годов и наиболее интенсивное потепление, начавшееся в 1976 году. Самым теплым десятилетием были 1990-е годы, а самым теплым годом — 1998-й.

Правда, не лишним будет подчеркнуть, что потепление идет только в тропосфере, то есть в пределах нескольких километров от поверхности земли, а в верхних слоях атмосферы температура снижается. /3, стр. 56/ Что же происходило с климатом России во второй половине XX века? Общая тенденция та же, что и на планете в целом, — повышение средней годовой температуры воздуха.

Наиболее интенсивный положительный тренд был отмечен в Прибайкалье — Забайкалье (3,5°С за 100 лет). Биологи отмечают, что такие изменения уже отразились на уникальной экосистеме Байкала: увеличилась общая масса планктона, появились водоросли более теплолюбивых видов.

Потеплело также в Приамурье — Приморье и в Средней Сибири.

Крупные положительные аномалии температуры сохранялись в этих регионах в течение последних 11—12 лет.

Средняя температура по территории России была максимальной в 1995 году (отклонение от нормы — 1,9°С). ' Изменение климата — процесс неоднородный. В целом по России потепление более заметно зимой и весной (тренд составил соответственно 4,7 и 2,9°С за 100 лет), в теплое время года рост температуры слабее. Кроме того, районы потепления чередуются с районами заметного похолодания. 2. Парниковый эффект и глобальное потепление. Идею о разогреве земной атмосферы парниковыми газами в конце XIX века впервые высказал шведский учёный Сванте Аррениус. Тогда же возникла классическая теория парникового эффекта, утверждающая, что в связи с развитием промышленного производства увеличивается выделение углекислоты в атмосферу, и на Земле создаётся гигантская теплица.

Увеличение среднегодовой температуры вызывает таяние льдов, и как следствие повышение уровня мирового океана, затопления низменных прибрежных территорий, а также экстремализацию климата и исчезновение многих видов животных и растений. /13, стр. 40/ Поскольку проблема глобального потепления является актуальной и информативной, ей выделена значительная часть данного реферата. В современной отечественно и зарубежной науке существует множество часто взаимоисключающих и противоречащих друг другу теорий.

Многие учёные рассматривают проблему глобального потепления традиционно, выделяя причиной концентрацию парниковых газов в атмосфере из-за антропогенного воздействия на природу. Но существуют также точки зрения с точностью да наоборот утверждающие, что глобальное потепление процесс естественный и вызван вовсе не чрезмерным объёмом углекислоты в атмосфере. В реферате рассматриваются две теории глобального потепления климата: 1) антропогенно-естественная теория роста температуры в геометрической прогрессии (А. Карнаухов) 2) теория зависимости климата от альбедо Земли (В. Найдёнов, В Швейкина) Наиболее радикальной является теория, разработанная физиком-теоретиком Института биофизики клетки РАН Алексеем Карнауховым. В XIX веке средняя температура на Земле повысилась на 0,2°С, в XX – примерно на 1°С. Отчет комиссии ООН по проблеме изменения климата утверждает, что к концу этого века температура на планете повысится на 5,8°С, что почти в два раза превышает цифру, рассчитанную пять лет назад. Таким образом, температура растёт в геометрической прогрессии, увеличиваясь за столетие в 5 раз.

Совсем несложно оценить, она сколько она повысится через двести или триста лет. А. Карнаухов считают, что главной причиной глобального потепления является загрязнение атмосферы промышленными парниковыми газами. Он утверждает, что смог построить сравнительно простую, но вместе с тем строгую аналитическую модель парникового эффекта, позволяющую рассчитывать изменение основных климатических параметров на несколько сотен лет вперед.

Согласно этой модели, при сохранении нынешних тенденций развития мировой энергетики (когда техногенный выброс углекислого газа удваивается каждые 50 лет) среднепланетарная температура будет расти в геометрической прогрессии примерно до 2250 года — к этому времени на Земле потеплеет примерно на 50°С. Дальше температура атмосферы будет увеличиваться линейно и в 2350 году достигнет значения 100°С. А 150°С рубеж будет преодолен только в 2450 году. /4, стр. 32/ А. Карнаухов предполагает, что радикальное изменение климата может наступить ещё раньше, если к техногенному выбросу углекислоты добавится выброс СО 2 , из природных источников, например, из Мирового океана. В Мировом океане сегодня растворено углекислого газа в 60 раз больше, чем его содержится в атмосфере. Но из-за повышения температуры морской воды неизбежно будет снижаться растворимость углекислоты, и излишек станет бурно выделяться в атмосферу, что вызовет дополнительное потепление климата.

Изначально климатическая система Земли была стабильна из-за компенсации положительных обратных связей отрицательными.

Данную схему легко разобрать на примере биоценозов болот и тропических морей. Рост среднепланетарной температуры вызывал увлажнение климата, что приводило к увеличениб площади болот и связыванию атмосферной углекислоты в результате образования торфа.

Следовательно, концентрация углекислого газа падала, а температура уменьшалась. Но сегодня данная отрицательная связь не работает из-за сокращения более чем на половину площади болот в результате антропогенного воздействия. Также существуют гипотезы, что к 2100 году погибнут коралловые рифы из-за всё того же потепления. /4, стр. 33/ Роль лесов в долговременном извлечении углекислого газа из атмосферы крайне мала, и они не смогут компенсировать интенсивное выделение углекислоты. Но даже если люди откажутся от промышленного производства и автомобилей, то через двести лет углекислый газ из океанов всё равно сделают Землю непригодной для жизни. В целом, теория А. Карнаухова весьма пессимистическая. Автор теории считает, что для стабилизации климата Земли необходимо реализовать крупные технологические проекты, однако не уточняет, в чём эти проекты заключатся.

Следующей теорией является разработка физика В. Найдёнова и географа В.Швейкиной. Они предлагают новую концепцию глобального потепления климата, в которой главную роль играет возрастающая сейчас влажность суши.

Последние 10 – 15 лет оказались самым теплым и влажным периодом не только в минувшем столетии, но и тысячелетии.

Современные исследования убедительно доказывают, что воды в жидкой фазе на Земле становится больше.

Модель глобального климата Земли В. Найдёнова и В. Швейкиной, содержит три переменные: температуру приземного слоя атмосферы, влагозапас суши и речной сток в Мировой океан.

Модель состоит из трех нелинейных уравнений: двух - динамики теплового и водного баланса Земли и еще одного – динамики глобального речного стока в Мировой океан.

Предположение, что количество воды на планете постоянно, позволило исключить из модели водный баланс океана.

Говоря о тепловом балансе Земли, давно доказано, что значительную часть получаемой от Солнца энергии планета отражает обратно в космическое пространство – иначе Земля давно бы сгорела. Эта отраженная энергия — сильно меняющаяся величина, так как зависит от состояния поверхности Земли. Общая масса льда и снега на суше и облаков в небе, площадь океана, степень увлажненности суши и характер ее растительности — все это влияет на величину уходящей в космос солнечной энергии.

Решение проблемы климата, на взгляд В. Найдёнова и В. Швейкиной, заключается в разгадке механизма отражательной способности земной поверхности, которая характеризуется величиной альбедо – отношением величины отраженной энергии к падающей. Наша планета устроена так, что из всех природных веществ вода имеет максимальную теплоемкость и наибольшую способность к поглощению солнечной энергии. Таким образом, альбедо суши – один из важнейших параметров климатической системы Земли, показывающий, какое количество солнечной энергии поглощает её поверхность. Эта величина существенно зависит от типа почвы, ее цвета и структуры, влажности и растительного покрова. Можно примерно оценить, как влияет альбедо суши на тепловой баланс планеты и её глобальную температуру.

Например, влажность почвенного покрова Земли увеличится на 0,1 метра . Тогда альбедо уменьшится на 0,01 – 0,12, что приведёт к росту глобальной температуры на 2,3 – 4,6°С. Однако влагозапас суши можно определить из уравнения глобального водного баланса Земли, входящего в модель. Таким образом. сильная зависимость альбедо суши от ее влагозапасов делает тепловой баланс Земли незамкнутым и приводит к необходимости рассматривать водный баланс. (второе уравнение модели). Он же, в свою очередь, зависит от динамики речного стока в Мировой океан, и следовательно, для описания этого процесса необходимо третье уравнение предложенной модели. В основе его лежит закон изменения энергии.

Состоящая из трех указанных уравнений, эта простейшая модель климата принадлежит к классу нелинейных динамических систем. Её решения являются сложными и неустойчивыми из-за того, что скорость накопления влагозапасов суши превышает скорость их стока в океан, что приводит к увлажнённости суши. Далее реализуется пол ожительная обратная связь, что ведёт к неустойчивости климата. По существу это означает: наша планета либо постоянно переохлаждается, либо перегревается. В настоящее время наблюдается уменьшение альбедо Земли за счёт переувлажнения суши, и увеличения объёма СО 2 в атмосфере, поэтому угроза глобального потепления реальна. Но она является следствием естественных природных процессов, а не антропогенного воздействия и абсолютно закономерна, поэтому всякие ограничения промышленных выбросов углекислого газа едва ли приведут к заметному снижению глобальны температур воздуха. 3. Озоновые дыры. В 1985 г . специалисты по исследованию атмосферы из Британской Антарктической Службы сообщили о совершенно неожиданном факте: весеннее содержание озона в атмосфере над станцией Халли-Бей в Антарктиде уменьшилось за период с 1977 по 1984 г . на 40%. Вскоре этот вывод подтвердили другие исследователи, показавшие также, что область пониженного содержания озона простирается за пределы Антарктиды и по высоте охватывает слой от 12 до 24 км , т.е. значительную часть нижней стратосферы. В начале 80-х по измерениям со спутника «Нимбус-7» аналогичная дыра была обнаружена и в Арктике, правда она охватывала значительно меньшую площадь и падение уровня озона в ней было не так велико - около 9%. В среднем по Земле с 1979 по 2000 г . содержание озона упало на 8%. Это открытие обеспокоило как ученых, так и широкую общественность, поскольку из него следовало, что слой озона, окружающий нашу планету, находится в большей опасности, чем считалось ранее.

Утончение этого слоя может привести к серьезным последствиям для человечества.

Содержание озона в атмосфере менее 0,0001%, однако именно озон полностью поглощает жесткое ультрафиолетовое излучение солнца.

Падение концентрации озона на 1% приводит в среднем к увеличению интенсивности жесткого ультрафиолета у поверхности земли на 2%. По своему воздействию на живые организмы жесткий ультрафиолет близок к ионизирующим излучениям, однако, из-за большой длины волны он не способен проникать глубоко в ткани, и поэтому поражает только поверхностные органы.

Жесткий ультрафиолет обладает достаточной энергией для разрушения ДНК и других органических молекул, что может вызвать рак кожи, в особенности быстротекущую злокачественную меланому, катаракту и иммунную недостаточность В мае 1985 года британские ученые объявили о резком сокращении концентраций озона в стратосфере над Антарктикой каждой весной южного полушария. Это явление получило название «озоновой дыры». Существуют объективные причины, по которым «дыры» в первую очередь образуются над Антарктикой. Бром и хлор, несущие главную ответственность за разрушение озона, в среднем равномерно распределены в атмосфере Земли.

Однако в Антарктике условия таковы, что эти вещества, вступая в химические реакции, способны уничтожить больше озона, чем в районах с более теплым климатом.

Маршруты движения антарктических циркумполярных ветров строго ограничены полярным регионом. В дополнение к этому антарктическая атмосфера долгие месяцы остается в темноте (в течение полярной ночи), при этом значительно охлаждаясь. С падением температуры атмосферы в стратосфере начинают образовываться ледяные облака. Когда в августе первые лучи Солнца начинают проникать в стратосферу, то в ней начинают происходить химические реакции, отличающихся от реакций в стратосфере умеренных широт. По данным, приведенным в отчете Межправительственной группы экспертов по проблемам изменениям климата за 1992 год, в весенний период в стратосфере Антарктики отмечается падение концентраций озона более чем на 90 процентов.

Данные американского спутника Нимбус-7 показали, что площадь поверхности озоновой дыры, по грубым подсчетам, соизмерима с площадью Западной Европы или континентальной части США . С момента открытия фреонов в 30-40-х годах все говорило о том, что они слишком уж хороши для того, чтобы в них не таилась какая-нибудь опасность.

Фреоны или хлофторуглеоды сравнительно недороги, высокоэффективны, стабильны в атмосфере и нетоксичны для человека. Эти свойства способствовали широкому распространению фреонов в различных областях современного производства.

Производители электроники, например, стали использовать их в начале 80-х годов в качестве промывочных растворов. Это позволило им снять проблему загрязнения грунтовых вод, связанную с использованием в производстве метилхлорида и трихлорэтилена. Для различных областей производства хлорфторуглероды стали главным сырьем из-за своей стойкости к воздействию внешних факторов.

Проблема, конечно же, заключается в «ахиллесовой пяте» фреонов. Когда хлорфторуглероды попадают в атмосферу, они начинают мигрировать в стратосферу, где более интенсивное солнечное излучение воздействует на них и в результате реакции выделяется хлор. Этот хлор действует как катализатор, постоянно вступая в реакцию с молекулами озона с образованием молекул кислорода (О 2 ) и молекул оксида хлора (ClO 2 ). Молекулы оксида хлора затем вступают в реакцию с атомарным кислородом, с образованием молекул кислорода и свободных атомов хлора. И все начинается сначала.

Посредством этого повторяющегося процесса одна молекула хлора может разрушить тысячи молекул озона, прежде чем сама будет нейтрализована. Это свойство фреонов и выделяемого ими хлора делает хлорфторуглероды очень опасными для озонового слоя стратосферы. Хотя следует отметить, что не все фреоны и не все растворители имеют одинаковый озоноразрушающий потенциал. 1974 г . М. Молина и Ф. Роуленд из Калифорнийского университета в Ирвине показали, что хлорфторуглероды могут вызывать разрушение озона.

Начиная с этого времени так называемая фреоновая проблема стала одной из основных в исследованиях по загрязнению атмосферы.

Хлорфторуглероды уже более 60 лет используются как хладагенты в холодильниках и кондиционерах, пропелленты для аэрозольных смесей, пенообразующие агенты в огнетушителях, очистители для электронных приборов, при химической чистке одежды, при производстве пенопластиков. Под давлением этих аргументов многие страны начали принимать меры направленные на сокращение производства и использования фреонов. С 1978 г . в США было запрещено использование фреонов в аэрозолях. К сожалению, использование хлорфтор углеродов в других областях ограничено не было. В сентябре 1987 г . 23 ведущих страны мира подписали в Монреале конвенцию, обязывающую их снизить потребление фреонов.

Согласно достигнутой договоренности развитые страны должны к 1999 г . снизить потребление флорфторуглеродов до половины уровня 1986 г . Для использования в качестве пропеллента в аэрозолях уже найден неплохой заменитель – пропан-бутановая смесь. По физическим параметрам она практически не уступает фреонам, но, в отличие от них, огнеопасна. Тем не менее такие аэрозоли уже производятся во многих странах, в том числе и в России.

Сложнее обстоит дело с холодильными установками - вторым по величине потребителем фреонов.

Использование фреонов продолжается и пока далеко даже до стабилизации уровня ХФУ в атмосфере. Так, по данным сети Глобального мониторинга изменений климата, в фоновых условиях - на берегах Тихого и Атлантического океанов и на островах, вдали от промышленных и густонаселенных районов - концентрация фреонов -11 и -12 в настоящее время растет со скоростью 5-9% в год.

Содержание в стратосфере фотохимически активных соединений хлора в настоящее время в 2-3 раза выше по сравнению с уровнем 50-х годов, до начала быстрого производства фреонов.

Прогнозы по разрушению озонового слоя в XXI веке крайне пессимистичны. В середине 1990-ых г.г. появились гипотезы о большой роли долгопериодных вариаций океана и атмосферы в изменениях озонового слоя. В дальнейшем эти гипотезы были доказаны, и сейчас стало ясно, что антропогенные воздействия не являются единственной причиной изменения атмосферного озона. Об этом свидетельствуют увеличение стратосферного озона в некоторых географических районах, в частности над многострадальной Антарктикой /6, стр. 28/ сильные связи вариаций озона, циркуляции стратосферы и температуры океанов, что никаким образом не может быть объяснено лишь влиянием антропогенных факторов.

Долгопериодные естественные изменения Мирового океана привели к возникновению таких термодинамических условия в атмосфере, что стало возможно химическое разрушение озонового слоя.

Оценки относительной роли антропогенных факторов и естественных факторов показали, что около 50% наблюдаемого уменьшения содержания озона над Московским регионом связано с антропогенными воздействиями, остальные связаны с естественными причинами.

Заключение. Конец ХХ века принес с собой изменение климата в масштабах всей планеты.

Повысилась температура воздуха у поверхности суши, потеплела вода в океанах, а вслед затем участились бури, наводнения, засухи.

Метеорологи вовремя обратили внимание на тревожную тенденцию, и в 1976 году Всемирная метеорологическая организация сделала первое заявление об угрозе глобальному климату, а в 1979-м учредила Всемирную климатическую программу (ВКП). С этого времени начались активные исследования колебаний климата, появились модели, объясняющие данное явление не только естественными причинами, но и деятельностью человека. Одной из наиболее определяющих современную жизнь климатических проблем является парниковый эффект и глобальное потепление. Но в научных кругах нет единства по поводу этого вопроса, так как существуют десятки противоречащих друг другу теорий и концепций, объясняющих происхождение глобального потепления с абсолютно разных позиций.

Соответственно, не могут быть выработаны чёткие планы по преодолению парникового эффекта. Не менее важной проблемой является разрушение озонового слоя Земли. Без озоновой защиты жизнь на Земле будет невозможна, но и в этой области за последние годы было открыто много нового, в частности что разрушение озонового слоя происходит естественным образом из-за океанических и атмосферных процессов.

оценка стоимости патента в Смоленске
залив квартиры независимая экспертиза в Курске
оценка ценных бумаг в Твери