Рефераты, курсовые. Учебные работы для всех учащихся.

Кревская уния и ее последствия

Кревская уния и ее последствия

Захватили Галицко-Волынскую Русь – этническое ядро будущей Украины, и лелеяли планы дальнейшей экспансии на русские земли. В этом их интересы сталкивались с амбициями Великого Княжества Литовского.

Однако общая угроза со стороны немецких крестоносцев толкала обе стороны к сближению.

Немецкие крестоносцы под флагом католического миссионерства, с благословления римской курии, не стесняясь в средствах, стремились расширить свои прибалтийские владения. Они жестоко опустошали соседние польские, литовские и русские земли.

Однако всесторонний исторический анализ показывает, что крестоносцы никогда не располагали такими силами и средствами, чтобы могли всерьез угрожать существованию таких больших государств как Польша, Литва или Русь.

Крестоносная угроза не шла ни в какое сравнение с татарской, не раз ставившей под вопрос само бытие народов, оказавшихся жертвой вторжения кочевых орд. Таким образом, крестоносная угроза содействовала польско-литовской унии, но отнюдь не была ее основной причиной.

Главной причиной было стремление литовских феодалов, опираясь на помощь Польши, удержать и расширить русские владения.

Польские же феодалы, в свою очередь, надеялись инкорпорировать в состав Польши саму Литву вместе с ее русскими владениями.

Сближение Литвы с Польшей имело еще один чрезвычайно важный аспект. Литва оставалась последним в Европе языческим государством, где языческое меньшинство доминировало над христианским большинством. К тому же это христианское большинство уже принадлежало к соперничавшему с западным католицизмом греческому православию. Такая ситуация ставила литовское государство в изолированное и весьма уязвимое положение.

Христианизация Литвы была неизбежным условием включения ее в систему европейской цивилизации, а выбор между Польшей и Русью означал для литовской знати не только отказ от язычества. Он означал выбор между западным католицизмом и восточным православием. Это был не только политический, но и цивилизационный выбор, выбор этнокультурной ориентации. ЗАКЛЮЧЕНИЕ УНИИ. В начале лета 1385г. три больших посольства – Великого княжества, Польши и Венгрии – собрались в Крево.

Переговоры велись без торопливости, и к 14 августа были выработаны обязательства Ягайло, которые он должен был выполнить за получение королевской короны.

Великий князь обещал принять католичество и обратить в эту веру своих родственников и подданных, покрыть нанесенный Польше ущерб, отвоевать все захваченные другими странами польские земли и «страны свои Литву и Русь навечно присоединить к короне королевства Польского». Была среди договоренностей еще одна. В 1378 г. при подписании договора о женитьбе Вильгельма Габсбурга на Ядвиге стороны условились о выплате компенсации в 200 тысяч флоринов (это более 700 кг золота) стороной, отказавшейся от брака. В Крево и эту огромную сумму Ягайло обязался заплатить за польскую сторону. На съезде в Волковыске в 1385г. были одобрены такие условия унии: объединенными государствами должен управлять один человек, сочетающий функции короля и великого князя, сначала таковым будет Ягайло, а затем – прямой потомок его и Ядвиги, ведение внешнеполитических дел, касающихся обеих держав, а также защита территории должны быть совместными, внутреннее управление в каждой из стран – раздельное, и в Польше, и в Великом княжестве – свои войска, правительства и отдельная казна.

Белорусскому населению была оставлена свобода исповедания восточно-христианской веры. 11 января 1386 г. польское посольство вручило князю Ягайло документ, утверждающий, что он избран «королем и обладателем» королевства Польского.

Великий князь, хорошо зная сложную политическую ситуацию в Польше, потребовал подтверждения этого акта «обществом». 2 февраля в Люблине представители «народу шляхетского» заявили Ягайло в присутствии его многочисленной родни и знати, что выбирают его своим «господином». Только после этого величественно-пышная процессия во главе с Ягайло направилась в Краков. В процессе следования Ягайло принимал польских князей и вельмож, прибывавших со всех концов Польши с заверениями в почтении и покорности. В связи с существовавшей традицией возводить на польский трон только католика православный Ягайло-Яков крестился по католическому обряду и получил новое имя – Владислав.

Вместе с ним в этом обряде принимали участие и его родственники, в том числе и Витовт, который, как уже отмечалось, два года назад уже крестился по католическому обряду. Через четыре дня состоялся брак новоявленного Владислава с Ядвигой. Затем Ягайло в окружении князей и рыцарства с большой пышностью направился из замка в собор. Там архиепископ Бадзанта в сопровождении епископов краковского и познанского возложил на голову Ягайло богато отделанную драгоценными камнями золотую корону короля Польши. На другой день король в соответствии с обычаем вместе со своей свитой объехал город, а затем на рынке, сев на специально подготовленный трон, принес присягу на верность жителям столицы и ее городскому совету. Уния 1386г. не являлась только династическо-персональной, когда государства объединялись посредством общего для них монарха и его потомков.

Практически в Кревском замке был составлен и подписан акт государственно-правового объединения двух государств.

Юридически уния была как бы инкорпорацией Великого княжества в королевство Польское.

Создавался единый политико-государственный организм.

Статус Ягайло определялся «как монарха обеих стран». После принятия унии все литовские и белорусские князья должны были принять присягу на верность короне Польской, а бояре-католики княжества получили те же права, что были у польской знати. Но фактически самостоятельность Великого княжества Литовского не была утрачена.

Беларусь и Литва долго еще, до второй половины XVI в., будут жить своей, самостоятельной жизнью.

Великое княжество Литовское сохранило свои финансы, войско, символику, самостоятельно проводило внешнюю политику, кроме случаев, затрагивавших совместные с Польшей интересы. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ КРЕВСКОЙ УНИИ. Условия Кревской унии в большей мере были выгодны польской знати, которая упорно стремилась на вечные времена присоединить земли Великого княжества Литовского к Польше.

Значительная же часть белорусских феодалов не хотела мириться с ущемлением политической и государственной самостоятельности Великого княжества.

Поэтому началась борьба против Ягайло и его политики. Еще продолжались коронационные торжества, как из Полоцка поступило сообщение: брат Ягайло, князь Андрей Ольгердович, набрав инфлянтских рыцарей и латгальских воинов, при поддержке князя смоленского Святослава напал на Великое княжество.

Нападение отличалось особой жестокостью.

Собрав войско, князья трокский Скиргайло, брестско-гродненский Витовт, новгород-северский Корибут выступили к Мстиславлю, который осаждали войска смоленского князя Святослава. В ожесточенной битве смоляне были разгромлены.

Святослав с многими своими боярами погиб, его сыновья Глеб и Юрий попали в плен. После этого войска Великого княжества пошли на Полоцк, взяли его, а князя Андрея заковали в цепи и посадили в склеп. В Полоцке стал княжить Скиргайло, в смоленском княжестве остался его ставленник.

Осенью 1386г.

Ягайло навестил в Витебске свою мать, посетил Полоцк и другие города Великого княжества. Целью этой поездки, несомненно, было разъяснение своей политики на будущее в новой ситуации с тем, чтобы развеять враждебное отношение к себе как к государственному деятелю.

Скорее всего, не везде находил он должное понимание и поддержку. Тем более, что распространялись слухи о его намерении не только крестить язычников, но и обращать православных в католичество. 1. Религиозные проблемы.

Именно в это время религиозные проблемы в княжестве приобрели серьезное политическое звучание.

Обстановку накалило обязательство Ягайло крестить по западному, латинскому обряду «страны свои Литвы и Руси». И когда во время поездки Ягайло по стране люди увидели в его свите значительное число представителей католического духовенства, насторожились и язычники, и православные.

Многие стали убегать из Великого княжества, преимущественно в московские и рязанские земли. И действительно, с принятием Ягайло католичества стало меняться социально-политическое и правовое положение белорусских земель в Великом княжестве. Чтобы укрепить свое положение, «король польский, великий князь литовский и преемник Руси» Ягайло в 1387г. издал привилей, который давал литовским феодалам большие права и вольности по принятии ими католической веры.

Католическая знать получала неограниченные права владения и распоряжения своими вотчинами, освобождалась от ряда государственных повинностей. На православную знать привилегии не распространялись. Этот недальновидный, вызывающе-пренебрежительный, дискриминационный по отношению к знати восточнославянского происхождения акт вызвал не только недовольство с ее стороны, но породил «антилитовские настроения». Тем более, что договор 1401г. снова противопоставлял феодалов католического вероисповедания православным – русским. В постановлении Городельского сейма 1413г. устанавливалось, что только «католики, Римской церкви подвластные», владеют и пользуются экономическими привилегиями.

Православные феодалы лишались права избрания великого князя. Его могли избирать только «господа и шляхтичи земли литовской, сторонники христианской религии, Римской церкви подвластные, не схизматики или другие поганые». Здесь же подтверждался запрет на браки между католиками и православными.

Католическому духовенству во главе с гнезненским епископом Андреем удалось добиться того, что Ягайло стал следовать их советам. Он не только дал разрешение на учреждение в Вильно католического епископства, но и чрезвычайно щедро наделил его земельными владениями с людьми.

Позволено было во всем Великом княжестве строить костелы. В феврале 1387г. в великокняжеском дворце в Вильно состоялось обращение в католичество большой группы князей, бояр и рыцарей, являвшихся до этого либо язычниками, либо православными.

Великий князь одаривал всех, кто принимал католичество, и в частности одеждой из сукна, которое специально для этого было привезено из Польши. Это привлекало простой народ.

Католическую веру Ягайло объявил наиважнейшей религией Великого княжества. В Вильно был погашен беспрерывно горевший до этого священный огонь, разрушены языческий храм и жертвенный алтарь. Стали демонстративно убивать почитаемых до этого литовцами-язычниками ужей, вырубать считавшиеся священными березовые рощи.

Ягайло столкнулся со сложной внешнеполитической проблемой.

Габсбурги начали доказывать в духовном суде в Риме незаконность его брака с Ядвигой, а значит, и провозглашения его королем польским.

Польские судьи в свою очередь признали, что единственным законным мужем Ядвиги является Вильгельм.

Усилили давление на папу Урбана VI и крестоносцы. Они утверждали, что принятие Ягайло католической веры лживое, как и крещение им Литвы.

Поддерживавшая Ягайло часть духовенства, и особенно епископ краковский Петр и епископ познанский Доброгост, в свою очередь представили папе перечень необыкновенно щедрых пожертвований короля виленскому епископству, отдаленным костелам.

Передана была папе и богатая «десятина» от крещеных подданных короля Ягайло. Знал папа, конечно же, и о том, что во всех делах христианизации языческого населения личное участие принимал Ягайло, почти год безвыездно находившийся в Великом княжестве.

Трудно сказать, что явилось решающим, однако весной 1388г.

Ягайло и Ядвига получили благословение и поздравительную буллу папы римского. Это означало, что наивысшим авторитетом того времени литовско-белорусский великий князь, ставший королем польским, ставился в один ряд с королями других держав. 2. Борьба между Ягайло и Витовтом. Во всех делах этого периода Ягайло опирался на помощь своего брата Скиргайло-Ивана, который, кстати, к этому времени был православным и никогда уже не отступался от этой веры. С ним Ягайло делил власть в стране и, после смерти Кейстута, отдал брату его удел.

Уезжая осенью 1387г. в Краков, Ягайло, как отмечено в «Хронике Быховца», «...губернатором поставил в Вильно и на Великом княжестве Литовском брата своего Скиргайлу». Усиление влияния Скиргайло и возвышение его фактически до второго лица в Великом княжестве с неодобрением были встречены Витовтом, которому к тому же король не дал обещанную часть Волынской земли с городом Владимиром. Этим сразу же воспользовались силы, заинтересованные в возрождении междоусобицы.

Ягайло донесли в Краков, что Витовт будто бы переписывается с московским князем и не иначе как готовит измену. Люди короля переняли возле Витебска посланца Витовта в Москву, и Ягайло, не стесняясь в средствах, допросил его, стремясь добиться нужных показаний.

Витовту также постоянно нашептывали «доброжелатели», что слуги Скиргайло готовят лично против него заговор. Из-за всего этого в отношениях Ольгердовичей и Кейстутовичей снова стала усиливаться напряженность, готовая вот-вот вылиться во враждебность и братоубийственную войну. В 1389г. по инициативе королевы Ядвиги в Люблине состоялась встреча Скиргайло и Витовта.

Последний обязался не слушать доносы и во всем помогать двоюродным братьям, однако, возвратившись в Луцк, начал готовить против них выступление.

Попытка выступления не удалась, и Витовт бежал в Гродно.

Собрав здесь значительное войско, он напал на Вильно, но взять замки не смог и вместе со своей семьей перебрался в Черск к князю Янушу и своей сестре Анне-Дануте.

Мазовецкие властители не захотели портить отношения с Краковом и Вильно и в помощи Витовту отказали. Тогда он при посредничестве плоцкого князя Земовита вступил в переговоры с Ольгердовичами.

Однако Ягайло, в отличие от Скиргайло, занял по отношению к мятежнику непримиримую позицию.

Последний волей-неволей был вынужден в конце 1389г. с семьей и многочисленной свитой направиться к крестоносцам. Те, исходя из своих стратегических интересов ослабления как Великого княжества, так и Польши, приняли его.

Однако, помня недавнюю измену Витовта, они на этот раз взяли в качестве заложников его жену Анну, сестру Рингалу, брата Сигизмунда, а также сотню свитских бояр. Кроме того, от Витовта потребовали торжественной присяги и подписания заверений, что после утверждения в Великом княжестве он будет верным подданным ордена. Еще одним требованием крестоносцев было возвращение долгов за содержание, оружие и продовольствие, которые он получит.

Витовт на все условия согласился, присягнул на Священном писании и при многочисленных свидетелях подписал все необходимые документы.

Сепаратистские устремления Витовта нашли поддержку у значительной части населения Великого княжества. К нему потянулись и бояре, и простые люди. В этом выражалась позиция литовских и белорусских феодалов, стремившихся восстановить свою политическую роль в Великом княжестве, а социальных низов – получить награду после победы. И те, и другие поддержали борьбу Витовта с Ягайло, которая продолжалась до 1392 г.

Крестоносцы также готовились к наступлению и объявили о предстоящем походе во всей Европе, и рыцарство с целью «распространять среди язычников и схизматиков правдивую веру Христову» на востоке потянулось в орден.

Назревала большая война.

Причем она началась в обстановке, когда, как говорится в «Хронике...», «наступило разделение на две части. Одна часть бояр и простого народа за Витовта, а другая за Скиргайло стояла и содействовала». В августе 1390г. сорокатысячное войско под началом Витовта и великого комтура Конрада Валенрода «…на Троки пошли.

Добыли их с замком частыми штурмами, сожгли и разрушили и пошли на Вильно». Недалеко от города на реке Вилии наступавшие встретились с армией Скиргайло, состоявшей из белорусских, литовских воинов и отряда польских рыцарей, присланных Ягайло. Битва была жестокой и продолжительной. «Хроника литовская и жемайтская» сообщает, что «Литва и Русь отвагой, как то в доме «своем» вылучалися, а немцы оружием и мощью побеждали». И не выдержало напора войско Скиргайло, и побежало «где кто смог» к Вильно. 4 сентября Витовт и Валенрод осадили Вильно.

Деревянный замок в Кривом городе защищал гарнизон под началом родного брата Ягайло, князя Мстиславского Коригайло-Казимира. При появлении войска Витовта его сторонники подняли бунт в замке, подожгли его изнутри и набросились на сподвижников Скиргайло.

Одновременно осаждавшие ворвались в замок. Немцы схватили князя Коригайло и потащили к Витовту. Тот приказал отсечь двоюродному брату голову, насадить ее на копье, как бы показывая осажденным, что их ждет, если не сдадутся.

Каменный Высокий замок устоял. Его с необычайным мужеством защищали белорусские воины и польский отряд во главе с братом Ягайло пинским князем Наримунтом. Он был душой обороны, смело сражался сам и воодушевлял других. Чтобы обезглавить защитников замка один из знаменитых крестоносцев вызвал его на поединок. Как человек чести князь, вопреки уговорам осажденных, выехал из замка и вступил в бой. «Хроника...» сообщает, что «когда они выехали в поле, один другого мужественно ударили копьями, Наримунт был сбит с коня копьем». Вопреки правилам рыцарского поединка, его связали и потащили к Витовту. Тот приказал Наримунта «за ноги на вязовом дереве подвесить... и стрелами сам собственноручно его расстрелял». Происходило все на глазах у осажденных, но это не поколебало их стойкости. Через три месяца Витовт и его союзники – крестоносцы, убедившись в бесплодности попыток взять замок, сняли осаду и с награбленным добром и пленными ушли в Пруссию и Ливонию.

Естественно, Ягайло не остался в стороне от этих событий. Как отмечается в «Хронике...», «Король Ягайло сначала подошел к замкам, где Витовт посадил немцев». После длительного штурма была взята Брестская крепость. «С большими трудностями» была добыта и Каменецкая. После этого Ягайло пошел на Гродно, куда на помощь ему прибыл Скиргайло вместе с киевским князем Владимиром и Корибутом-Дмитрием из Новгорода-Северского.

Витовт с прусскими крестоносцами пришел на помощь осажденным. Но через 50 дней осады Гродно был взят королевскими войсками.

Одновременно союзник Ягайло, мазовецкий князь Януш, занял Дрогичин, Бельск, Сураж и другие более мелкие крепости. Это не остановило Витовта в его стремлении не только утвердиться, но и захватить владения родственников.

Поскольку в оказании ему дальнейшей поддержки крестоносцы не проявляли энтузиазма, он «заложил им землю Жемайтскую за триста тысяч золотых». Витовт, конечно же, рассчитывал не только на крестоносцев и западных рыцарей, которым щедро платил, но и прежде всего на поддержку населения Великого княжества, особенно его западной части, где пользовался авторитетом и популярностью. Кроме того, Кейстутовича поддерживала Полотчина. В сентябре 1391г. начался новый крестовый поход Витовта и Валенрода на Великое княжество. На Вильно двинулась 46-тысячная, вооруженная «пушками и иными многими приспособлениями» армия. Всему окружающему миру было объявлено о походе, который принесет окончательную победу христианскому рыцарству над «язычниками и еретиками». Хотя вскоре великий магистр с основными своими силами повернул назад, в Пруссию, Витовт с жемайтскими, полоцкими хоругвями и немцами-наемниками продолжил войну. Ему удалось разбить под Вильно войско Скиргайло, сжечь Кривой город.

Проанализировав ситуацию, Ягайло и его союзники пришли к выводу, что вооруженная борьба с Витовтом может затянуться на долгие годы и, кроме унижения, а то и подчинения крестоносцам Великого княжества, ничего не даст.

Решено было начать переговоры с Кейстутовичем.

Проявив политическую зрелость и мудрость, король обратился к нему: «Не губи больше той земли... отечества свое и наше, пойди, брат, до нас на согласие и в великую любовь братнюю.

Возьми себе великое княжение в Вильно, престол великого дяди своего Ольгерда и отца своего, великого князя Кейстута». Витовт немедля согласился.

Отправив тайно жену со всем имуществом в надежное место в Жемайтии, с верными боярами направился в свой замок под Ковно.

Живших там немецких крестоносцев, рыцарей и купцов перебил и приказал бросить в Неман.

Наиболее известные из них были взяты в плен. В июле 1392г. он прибыл под Вильно. К замковым стенам были направлены глашатаи, которые сообщили о добровольном возвращении Витовта на родину.

Увидев белые вымпелы посланцев Витовта, гарнизон замка был удивлен: те, что два месяца назад опустошали все вокруг Вильно, убивали, брали в плен и грабили, вдруг пришли с мирными намерениями.

Скиргайло предложил им спешиться и сложить оружие. Не согласившись, Витовт со всей свитой временно поселился в небольшой крепости на р. Щара, вдали от важнейших политических и оборонительных центров княжества. Из этого своеобразного заключения его освободил Ягайло. Он не только сам «...до Витовта ставился ласково», но и вынудил Скиргайло «принять с ним товарищество», т.е. присягнуть на взаимную дружбу. В августе 1392г. в Острове (Островце) король принял от Витовта присягу, что «Польшу в счастливых и несчастливых обстоятельствах не оставит и не изменит». Длительная политическая борьба закончилась взаимным компромиссом.

Вопреки протестам других Ольгердовичей, Ягайло возвел Витовта на виленский престол, чем фактически возвысил его над киевским князем Владимиром, северским Дмитрием-Корибутом, полоцким и витебским Свидригайло и ближайшим своим помощником и единомышленником Скиргайло.

экспертиза мотоцикла в Орле
оценка лицензии в Брянске
оценка ущерба от залива квартиры в Смоленске